24 декабря 2019 в 18:01

Согласно классическому высказыванию христианского богословия после акта творения существуют многие бытийствующие, но ни в коем случае не много бытий. Бытие (или «множество» бытия) не изменилось и не может измениться.

Бытие и творение

Творение не может нарушить абсолютное совершенство Божие и поэтому не может располагаться в божественной плоскости, на божественном уровне. Это означало бы пантеизм. Создание может быть relatio, майя, творение, т.е. во всех случаях нечто из Бога, от Бога, для Бога; причем человек, как он является, как он есть, есть у Бога, не отделен и не независим от Бога.

Человек не един (монизм) и не двойственен (дуализм). Аналогичное решение предлагает индуистское учение адвайты шри Шанкары (VIII-IX вв.): «...Атман не есть одно и не множество. Не пустота Атман и не отсутствие ее, ибо сущность Атмана - недвойственность». Это значит, что Бог обитает во внутреннейшем всех существ, что Он - внутреннейший и первичный носитель всех вещей. Человек сущностно содержит в себе трансцендентное начало иного ему. В то же время у человека не несколько сущностей, иначе социум как единое проявление человека в истории был бы невозможен.

Вещи есть бытийствующие, поскольку они в Боге и Бог в них. Человек среди прочих вещей творения обладает особой характеристикой, а именно самосознанием. Это самосознание связано со свободной волей человека. Когда человек восходит по ступеням полноты своего бытия, развивается, он соприкасается с божественной благодатью, вступает в контакт с Первосущим (Богом), обитающим в человеке, открывает основу своего собственного существа во времени, но «как сквозь тусклое стекло» (1 Кор. 13,12), символически, а значит, религиозно.

Бытие и смыслополагание

Граница человека как бытийствующей системы определяется через редукцию им комплексности бытия, обозначаемую как смыслополагание. Интенционально охватываемое человеком помещается смыслом на горизонт трансцендентных возможностей. Граница человека как системы посредством смысла указывает за пределы самой себя. Смысл трансформирует непостижимое в постигаемое. Эта трансформация осуществляется как кодирование в символах. Символ покрывает собой несозерцаемое непостижимое и тем самым делает созерцаемыми и постигаемыми контуры его формы, проявляется их имманентность человеку, в то время как покрытое остается трансцендентным. Символическое смыслополагание в человеческом сознании, трансформирующее принципиально непостижимое (принцип сущности бытийствующего и первосущее бытие) в постигаемое составляет религиозное сознание.

Религиозно кодированный смысл неизбежен для любой исторической и культурной фазы человека, а человек проявляет себя как религиозное существо. Что же касается религиозных символов, то они имеют имманентно-трансцендентный характер и обладают указательной функцией. Отсюда амбивалентность и парадоксальность религиозного мышления.

Религии учат, что для обретения мистического опыта встречи с нуминозным человек должен быть чист и особым образом открыт для проникновения в него божественной благодати. Возможно, полнота сознания нашей действительности на земле не может быть нами достигнута, и все же этот опыт - в известной степени начало религиозной жизни как участие, соработничество в божественном самосознании, причастие ниспосылаемому свету, позволяющее человеку созерцать сквозь «тусклое отражение» первичную действительность.

В связи с этим становится ясно, что хотя религия имеет учения и стремится развить их полновесную систему, но обе эти вещи, религия и ее учение, не идентичны между собой. Христианство, например, утверждает, что оно является религией Христа, но Христос не написал ни одного предложения, не предложил скомплектованное учение или некую замкнутую религиозную систему. Новорожденный ребенок, принимая крещение, еще ничего не знает обучении, однако, он - христианин и член Церкви. Совершенно иной пример: религии аборигенов Африки, без сомнения, - религии, но, несмотря на это, большинство из них не имеет никакого систематического учения.

Учение о творении

Среди православных и католических теологов сегодня общепринято признание учения о творении exnihilo (из ничего, лат.) принципиальной христианской догмой. Однако догма - не аристотеле-схоластическая формулировка или даже понятие творения, но «res significata» (вещь обозначающая, лат.), как говорит Фома Аквинский, Вещь в себе, которую подразумевает эта догма, и есть действительная догма.

Можно трояким образом изложить одну и ту же догму и не выразить при этом ни одного инославного христианству взгляда:

Во-первых, посредством иною учения, т.е. иного формулирования, которое, оставаясь верным формулируемому предмету, могло бы объяснить ту же самую христианскую истину. A priori это не невозможно. Если бы, например, индийская метафизика предоставила возможность осветить тот же факт с иной точки зрения, то мы получили бы ту же самую догму, но в иной метафизической формулировке. Христианское богословие не является неким родом исключительной, сверхприродной метафизики, в его формировании принимали участие различные метафизики. В этом случае на основании подлинно исторического характера христианства разнообразные формулирования фактов Откровения экзистенциально интегрируются в учение Церкви, то есть Церковь может их акцептировать, чтобы они обрели догматическое выражение, так как христианская догма никогда не является частной или изолированной формулировкой.

Во-вторых, если не исходить из другой точки зрения, но искать иную, более глубокую истину, включающую в себя предыдущую так, что догма творения не будет отрицаться, но подвергнется более глубокому и точному или более охватывающему рассмотрению, которое, не отрицая существующей догмы, восполнит и дополнит ее. Этим способом была преодолена ветхозаветная монотеистическая идея, и, однако, она не подверглась отрицанию посредством введения ее в новозаветную догму троичности Бога. Подлинно христоцентрическая установка, для которой все небожественное бытие есть не что иное, как христофания, не перечеркивает понимание творения как автономного и субстанциального.

Все сотворено, «начало быть через Слово - Логос», и творение рассматривается как временная проекция ипостаси Предшествующего творению. Иными словами, фиксированное в Книге Бытия 1, 1 было включено и преодолено в формулировке Евангелия от Иоанна 1,3.

В-третьих, через выход за рамки всех формулировок. В первичном онтическо-мистическом структурном уровне формула «творение» или «не-творение» имеет мало значения, потому что всякое «созданное» понятие не способно выразить ни чисто онтическую сторону нашего бытия, ни чисто мистический опыт корней и глубин нашего бытия. Человек-христианин может верить в творение (что особенно выражено в православии), а человек-индуист, вероятно, нет. Я хочу сказать, что это различие в учении, как бы важно оно ни было, не является основополагающим, и тот факт, что один человек верит, когда другой не верит, может иметь под собой одно и то же основание: потому что оба хотят выделить и выразить один и тот же опыт. Трансцендентность и имманентность Бога христианин выражает посредством учения о творении, а индуист посредством отрицания творения.


Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН
Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ
Овен Телец
Близнецы Рак
Лев Дева
Весы Скорпион
Стрелец Козерог
Водолей Рыбы