Орлеанская дева Жанна д’Арк – интересные факты из биографии

20 октября 2019 в 13:14

С давних времён во Франции бытовало пророчество: «Женщина погубит Францию, а дева её спасёт». Кто эта женщина – было ясно всем: Изабелла Баварская. А кто такая дева?

Феномен Жанны д’Арк в истории Франции

А в марте 1429 г. ко двору Карла VII в городе Шиноне явилась одетая в мужской костюм девушка, которая сказала, что она крестьянка из деревни Домреми в Лотарингии, зовут её Жанна. Явилась она по велению Бога, чтобы освободить Орлеан, изгнать англичан из Франции и короновать дофина. Об этом ей сообщили «голоса», как она их называла, – архангел Михаил и святые Екатерина и Маргарита, представшие перед ней в видении. Далее началось прямо-таки чудо. Вернее, французы воспринимали происходящее как чудо.

Слухи о Жанне д’Арк (около 1412–1431) достигли Орлеана ещё до прибытия её туда и вызвали необыкновенный энтузиазм защитников города.

Орлеан. 8 мая англичане снимают осаду.

12 июня взят город Жаржо.

18 июня крупная победа французов при Божанси.

29 июня королевская армия выступает на Реймс, древнее место коронации французских королей. 10 июля взят Труа,

16-го – Реймс.

В воскресенье 17 июля 1429 г. Карл VII миропомазан и коронован в Реймсском соборе.

За 17 дней пройден путь около 300 км. А ведь Реймс находился в глубине территории, занятой англичанами и бургундцами. Незадолго до этого малочисленные английские отряды наносили поражения куда более крупным французским. У короля не было денег, на содержание войска. А после взятия Орлеана в королевскую армию стали стекаться рыцари, которые тратили на войну собственные средства. Что же произошло? Во-первых, исчез страх. Атаки осаждённых в Орлеане неоднократно захлёбывались

Под развёрнутым знаменем она шла на штурм укреплений, показывая, что можно не бояться. Во-вторых, в Жанне видели орудие Бога. Мы часто называем Жанну Девой, но это не вполне верно. Так – по-французски la Vierge – именовали только Деву Марию, Жанну же – la pucelle. Это означало одновременно «девственница», «простая девушка» и «служанка». В данном прозвании слилось то, что в ней видели люди и что было в ней на самом деле: чистота, простота и служение Богу. Но – и это было третьей причиной душевного подъёма французов – Бог, по представлениям людей той эпохи, не мог помогать неправому делу. Значит, с французами Бог и бояться нечего.

Но что есть правое дело? В период Столетней войны феодальные распри превращаются в национальные войны. Ситуация национального унижения –договор в Труа – вызвала патриотический подъём, охвативший все слои населения. Война перестала быть занятием исключительно воюющего сословия, но стала делом всех.

Домреми, родной деревни Жанны, считали себя арманьяками и ходили, по её словам, драться в соседнюю деревню, жители которой числили себя бургиньонами, и никто не думал о дамах и сюзеренах.

Впрочем, последнее не совсем верно. Да, крестьяне не приносили королю Карлу VII вассальной присяги. Но именно он воплощал в их глазах Францию. Не случайно участники крестьянских восстаний в Англии и Франции, сражаясь с дворянами и даже истребляя их, считали себя верными подданными монарха. Верили ему и жестоко расплачивались за свою веру. Историки нередко называли такие устремления «наивным монархизмом». На деле эти люди были не наивнее нас. Дело в ином.

Жанна д’Арк возвращает власть французскому королю

Особенностью мышления людей Средневековья было то, что упомянутый историк Й. Хёйзинга называл «образностью» или «формализмом». В массовом сознании общие понятия выражались в конкретной форме. В средневековых драматических произведениях – мистериях, мираклях – на сцене действовали вместе с героями этих пьес такие персонажи, как Мудрость, Терпение и т. п. Святой Франциск Ассизский, проповедуя бедность как угодное Богу состояние, воспевал её как Даму Бедность, некую прекрасную женщину. Всё это было не просто аллегорией. Так же и страна, отечество понимались не как нация. Нации в современном смысле ещё не было. Отечество воспринималось как нечто, воплощённое в фигуре монарха, который являлся одновременно и конкретным человеком, и «образом» страны, государства.

В традиционных воззрениях Средневековья, которые полностью сохраняли силу во времена Жанны дАрк, король – помазанник Божий, управляющий государством от имени Христа. Король получает право на власть от обряда миропомазания. Когда Карл VI умер, Карл VII стал преемником по праву наследования, по принципу «Король умер, да здравствует король!». Придворные называли его именно королём. Придворные, но не Жанна.

Она всегда именовала его до коронации дофином и тем самым подчёркивала, что он всего лишь законный наследник и правитель государства. Королём он сможет стать только после священного обряда коронации. Позднейшие историки, увы, крепкие задним умом, нередко упрекали Жанну в том, что она побудила короля совершить поход в Реймс, довольно бессмысленный с точки зрения военной стратегии. Но для населения страны полноправным монархом государь становился только после коронации в Реймсе.

Король Англии и Франции Генрих VI не был коронован в качестве французского короля. Лишь в 1431 г. герцог Бедфорд спохватился, венценосного мальчика привезли во Францию и короновали в Париже – Реймс находился в руках Карла VII. Но это был не тот обряд. Да и помазанник Божий во Франции уже имелся. Законности английскому королю в глазах французов это не прибавило.

События XV в. лишь положили начало долгому пути, который приведёт к формированию наций и национальных государств в современном смысле. Данный процесс имеет несколько сторон, связанных между собой. Невозможно формирование национального государства без национального чувства. Но и последнее в полной мере формируется именно в национальном государстве. Рассуждение о том, что первично – идея или структура, напоминает спор о том, что появилось раньше – курица или яйцо.

Государство как единый социальный организм с общенациональными экономическими связями окончательно складывается только после промышленной революции в конце XVIII – середине XIX в. А до этого интересы крестьян, да и ремесленников, редко, кроме случаев войн и революций, выходили за пределы округи; громадная часть людей по-прежнему производила товары для самих себя или для местных рынков и жила исключительно местными интересами.

Идея божественного происхождения монархии возникла много ранее XV в. Характерным для эпохи Жанны было иное. В продиктованных ею письмах (она была неграмотной), в дошедших до нас её высказываниях постоянно слышна мысль: Господь, истинный монарх Франции, желает, чтобы от его имени правил французский король, чтобы в ней не было англичан. На вопрос: «Ненавидит ли Бог англичан?», она отвечала: «Я ничего не знаю о любви или ненависти Бога к англичанам. Я знаю лишь, что все англичане покинут французскую землю, – все, кроме тех, кто останется во французской земле». В «образном», «формальном» виде здесь выступает национальная идея.

Предательство короля

Мощный патриотический порыв не получил быстрого развития. Первая задача короля и всего королевства – миропомазание – была решена. Опасность гибели неоккупированной части Франции – так называемого Буржского королевства – отступила. И тут же начались распри и интриги вокруг Карла VII. Король боялся, что слава Жанны затмит его славу, придворные – что её влияние пересилит их влияние. Карл, побуждаемый Жанной двинуться на Париж, предпринял его осаду, но отступил, заключив перемирие. Здесь она не смогла победить! Поэтому образ её начал меркнуть в глазах людей. Жанна в отчаянии просила короля отпустить её домой, но монарх не согласился.

Она принимала участие в мелких стычках и мучительно переживала бездеятельность, но не столько свою, сколько короля и страны. Изгнание «годонов» (так называли во Франции англичан за их излюбленное ругательство «God damned» – «Бог проклял») казалось столь близким, но... «Мне остался лишь год», – говорила она. 23 марта 1430 г. Жанна в составе отряда, оборонявшего осаждённый бургундцами город Компьень, участвовала в вылазке. Вылазка оказалась неудачной. Нападавшие отступили, но комендант города Гийом де Флави приказал поднять мост крепости. Часть отряда, в том числе Жанна, оказалась отрезанной и попала в плен. Историки спорят о том, решил ли комендант спасти город – осаждавшие могли ворваться в него на плечах защитников – или он был подкуплен англичанами либо бургундцами. Так или иначе, боевые походы Жанны закончились, и началась трагедия.

Жанну взял в плен вассал герцога Бургундского. Между герцогом и регентом Бедфордом начались длительные переговоры. В результате переговоров Жанну передали англичанам за 10 тыс. ливров и перевезли в Руан, в Нормандию, со времени договора в Труа считавшуюся английской территорией. Карл VII не сделал ни одной попытки освободить

Жанну, обменяв её на знатных англичан, находившихся у него в плену. Впрочем, вряд ли английская сторона пошла бы на это.

Суд над Жанной д’Арк

Англичане не собирались просто казнить Орлеанскую деву. Им нужен был показательный процесс. Требовалось доказать, что та, которая привела дофина к коронации, – ведьма, еретичка. А раз так, то коронация не имеет законной силы. 9 января 1431г. церковный инквизиционный трибунал, т. е. орган, формально независимый от светских (в данном случае английских) властей, начал свою работу. Изощрённейшие обвинения, составленные лучшими теологическими умами, сыпались на Жанну. Она защищалась с мужеством и достоинством. Но смелость и ум не помогли ей. 24 мая 1431 г. на кладбище Сен-Уан в Руане ей прочли обвинительный акт, где она объявлялась повинной в ереси, вероотступничестве, расколе и лжи.

Обвинение напирало на то, что «голоса» её от дьявола и что она вопреки прямому запрету Писания носила мужскую одежду. Жанна дрогнула, подписала отречение от своих пророчеств и видений, т. е. признала правоту обвинителей и была осуждена на пожизненное заключение. Но это никак не устраивало организаторов процесса. Ночью в камере у неё тайком отобрали данную ей женскую одежду и подбросили мужскую, которую ей пришлось надеть, чтобы встать с постели. На языке инквизиции это называлось вторичным впадением в ересь и, безусловно, вело к смерти.

На вопрос, что произошло, Жанна не стала ссылаться на обман и сказала, что ей снова были «голоса», которые сожалели о её слабости и упрекали за отречение. Ей зачитали наспех составленное обвинительное заключение, заканчивавшееся словами: «Церковь с сожалением отпускает тебя, Жанна, как нераскаявшуюся еретичку и вероотступницу и передаёт тебя в руки светской власти, прося её обойтись с тобой без пролития крови». Эта лицемерная формулировка означала смерть на костре. 30 мая 1431 г., в среду, 19-летнюю Жанну д’Арк заживо сожгли на площади Старого рынка в Руане. Пепел бросили в воду. Молва упорно утверждала, что сердца Орлеанской девы огонь не тронул.

Посмертная реабилитация Жанны д’Арк

Жанну спросили: «Не был ли архангел Михаил, являвшийся ей в видении, голым?», намекая на то, что это дьявольское видение. Она ответила: «Что же, по-вашему, Господу не во что его одеть?». Ещё один вопрос: «Считает ли она, что на ней почиет Божья благодать?». Вопрос составлен весьма ловко и не имеет благоприятного ответа. Сказать «да» значило впасть в грех гордыни, ибо даже святой при жизни не может быть уверен в своей избранности. А сказать «нет» значило признаться в обмане, ибо как же без Божьей благодати она могла вести людей именем Бога?! Её ответ был таким: «Не знаю; если на мне почиет благодать, то прошу Бога сохранить её, если нет – прошу даровать».

Однако семена, посеянные Жанной д’Арк, взошли. Англичан последовательно вытесняли с континента. Активизировались партизанские действия французов в Нормандии. Умный политик, герцог Бургундский Филипп Добрый понял, что настало время перейти на сторону Франции, выторговав за это максимум возможного. В 1435 г. в Аррасе состоялась международная (Англия, Франция, Бургундия, германские государства) мирная конференция. На ней Филипп разорвал союз с Англией. Он получил удовлетворение за смерть Иоанна Бесстрашного: Карл VII принёс извинения и пообещал совершить различные искупительные действия. И главное – Бургундия приобретала ряд территорий и городов и оказывалась почти независимой от Франции.

И всё же новый союз принёс существенные победы и самой Франции. В 1436 г. Карл VII вступил в Париж. В 1450 г. почти полностью была очищена от англичан Нормандия. В 1453 г. английский гарнизон покинул последний опорный пункт в английской Аквитании – Бордо. Столетняя война закончилась, правда без заключения какого-либо мира. Карл VII, получивший почётное прозвание Победитель, стал господином измученной, разграбленной, но возрождавшейся Франции. Самое время смыть с себя последнее пятно: обвинения в том, что на престол его возвела еретичка. В 1455–1456 гг. в Бурже прошёл процесс реабилитации Жанны д’Арк. Её посмертно и с немалым опозданием оправдали по всем пунктам.

Оцените статью:
Рейтинг: 5 (Голосов: 1)

Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ЧТО ПОЧИТАТЬ