Магия | Физиогномика | Хиромантия | Биоэнергетика » Религия » Ведическая религия: мантры, ритуалы » Иерусалимский храм Соломона – история создания и разрушения

25 декабря 2019 в 13:12

После Соломона государство древних иудеев, к тому же расколовшееся на части, перестало быть значимым политическим образованием. Как только был выстроен храм, центр религиозной жизни иудеев переместился именно туда.

Иерусалимский храм — религиозный и политический центр евреев

Конечно, правители еще некоторое время продолжали существовать, но роль их все время падала, тогда как роль жрецов храма постоянно возрастала. Это вело к естественному ослаблению государственной структуры. Сначала она просто распалась на части, обе фактически недееспособные. Северная, Израиль, была уничтожена в VIII в. до н. э. Ассирией, о чем уже было упомянуто, а южная, Иудея, фактически превратилась в арену жестокой политической борьбы. В 4-й книге Царств рассказывается о попытках Ассирии захватить и Иудею, а также о борьбе царя Езекии против этого.

Но Езекию сменил его сын Манассия, который процарствовал полвека и «поставил жертвенники Ваалу». Только при его внуке Иосии, взошедшем на трон восьми лет от роду и просидевшем на нем 31 год, евреи вновь обратились лицом к Господу. Все чужеземные жертвенники были уничтожены, иноземные жрецы изгнаны или казнены. Реставрация храма Иосией, обычно датируемая 622 г. до н. э., свидетельствует о том, что после Соломона и почти вплоть до вавилонского плена Первый храм переживал тяжелые времена.

Тем не менее именно Иерусалимский храм все это время — после Соломона — был не только духовно-религиозным, но и политическим центром евреев.

Служение жрецов в Иерусалимском храме

Как бы ни вели себя цари и как бы ни угрожали существованию еврейского государства его более сильные соседи, все взоры евреев всегда были устремлены к Иерусалиму, а жрецы храма и его пророки пользовались авторитетом, практически равным, а чаще и превосходившим авторитет и даже власть царя. Показательно, что когда Иосия восстановил прежние нормы беспрекословного монотеистического преклонения перед Яхве, он собрал всех старейшин, жрецов и пророков и пошел с ними в храм, где перед лицом Господа подтвердил готовность соблюдать его заповеди. И сразу же после этого Иосия приказал первосвященнику вынести из храма все те вещи, которые имели отношение к Ваалу или Астарте, и сжечь их. Это было не просто знаком почтения к своему Богу, но неким символом, означавшим приоритет храма во всех вопросах, включая и политические.

Жрецы Иерусалимского храма вплоть до завоевания Иудеи Навуходоносором и вавилонского плена не были слишком влиятельными фигурами. Среди них, насколько можно судить, не было мыслителей крупного масштаба. Иное дело — пророки. Хотя в книгах Торы пророчества представлены, что называется, задним числом (пророк предсказал — так и случилось), на деле из книг этих пророков видно, что пророки отличались незаурядным и глубоким, в том числе и провидческим талантом, умели видеть и анализировать события, на чем и держался авторитет их высказываний и предостережений. Ситуация несколько изменилась в пользу жрецов после возвращения имевших отношение к храму (а именно они, иудейские интеллектуалы, в первую очередь были уведены в плен) из Вавилона.

История создания второго Иерусалимского храма

Второй храм, построенный — точнее, восстановленный — после возвращения образованной верхушки иудеев из Вавилона примерно в середине V в. до н. э., стал совсем другим. Во-первых, не стало царей. Иудея вошла в состав Ахеменидской империи в качестве, скорей всего, части какой-то сатрапии. Упоминается лишь о неких «областеначальниках», которые наблюдают за евреями и сообщают о своих наблюдениях персидским царям.

Справедливости ради важно заметить, что ахеменидские правители, о которых говорится в этой связи в Ветхом Завете (Кир II Великий, Дарий и Артаксеркс), не слушали наветов и содействовали восстановлению Иерусалимского храма, вернув все конфискованные в свое время вавилонянами церковные драгоценности. А во-вторых, Второй храм, жрецы которого за полвека вавилонского плена оказались авторами большого количества книг Библии и, более того, сумели создать из всех этих книг вполне стройную и в основных своих чертах непротиворечивую концепцию истории народа и его взаимоотношений с Господом (разумеется, приняв во внимание все легендарные предания и даже описания чудес), стал уже не просто религиозным центром, но неким великим святилищем всех евреев.

К слову, существенно принять во внимание, что, возвращая иудейских пленников домой в Иерусалим, Ахемениды назначили главными ответственными за управление евреями и восстановление храма двух уважаемых жрецов, Ездру и Неемию. В Ветхом Завете есть книги их обоих, из которых можно почерпнуть немало интересных сведений.

Из Книги Ездры мы узнаём, сколько народа вернулось в Иерусалим сразу же после разрешения Кира (поехали не все; немалая часть предпочла остаться в Вавилоне). Узнаём также, что сам Кир повелел восстановить храм, но строительство несколько раз приостанавливалось, и только после подтверждения решения Кира Дарием из Вавилона в Иерусалим отправился Ездра с большими полномочиями и льготами. Служители храма были освобождены Ахеменидами от налогов, а Ездра получил право назначать администраторов и судей, а также учить евреев, уже позабывших о том, законам Господа. Главным, что узнал Ездра по прибытии в Иерусалим, было то, что за годы плена произошло смешение многих евреев с другими народами. И он резко прекратил это смешение, настоятельно предложив всем отпустить «чужих» жен.

Вслед за Ездрой в Иерусалим выехал из Вавилона Неемия в функции областеначальника, получившего от Артаксеркса разрешение и некоторые средства (материалы) на восстановление Иерусалима. Город и его стены вскоре были отстроены, несмотря на недоброжелательство соседей. Неемия, кроме того, заставил тех, кто разбогател в тяжелые годы за счет голодающих соотечественников, вернуть заложенные бедняками земли и дома. В некотором смысле именно Неемия оказался тем, кто воссоздал общину евреев как религиозное сообщество.

Итак, Иерусалим и его храм — Второй храм — были отстроены, и народ, празднуя это, собрался на площади. Перед собравшимися выступил Ездра и стал читать Книги закона Моисеева, т. е. Пятикнижие. Как можно понять (Неемия, гл. 8-10), речь идет как раз о том заново созданном тексте Торы, который был составлен в Вавилоне во время плена. Именно после этого законы Моисея как бы заново были всеми осмыслены, восприняты и даже скреплены печатями наиболее уважаемых лиц, поименно упомянутых в тексте. Начиная с этого времени Второй храм стал не только религиозным, но и политическим центром евреев. Сюда приходили, здесь спорили и работали как официальные служители-жрецы из колена Левия, потомки Моисея, так и многочисленные их оппоненты, причем теперь уже не только пророки.

Расцвет Иерусалима периода второго Храма

Первые десятилетия существования Второго храма были временем расцвета и наибольшей прочности евреев как этноса и религиозной общности. Именно в эти годы главной женой Артаксеркса стала жившая в Вавилоне красавица Эсфирь, а ее дядя Мордехай оказался в числе ближайших советников царя, причем оба они сыграли решающую роль в спасении евреев, когда против них готовилась их недругами очередная провокация и, в частности, предполагалось истребление всех евреев, живших в Сузах, столице империи (Книга Эсфирь). В честь этого события евреи и по сей день празднуют праздник Пурим.

Восстановленный усилиями всех евреев Второй храм сыграл важную роль в укреплении иудаизма как религии. Евреи наконец получили писаный закон, который резко усилил власть жрецов во главе с первосвященником. Именно они составили этот закон и ревностно следили, чтобы он тщательно соблюдался, они же распоряжались десятиной, собираемой со всех во имя Господа. Они пользовались, естественно, и немалым политическим влиянием, так что — вне зависимости от того, кто был областеначальником, даже более того, вне зависимости от того, кому позже были подчинены евреи, завоевателю Александру Македонскому, Египту, Селевкидам или Риму, —структура их реальной административно-политической власти была обусловлена близостью к храму и имела характер, напоминающий теократию и уж во всяком случае иерократию. Главное было в том, что евреи теперь имели свободу богослужения.

Правда, не было общепризнанного единоначалия в религиозных вопросах. Ни жрецы храма, ни первосвященник не обладали монополией на толкование религиозного закона. Любой знающий закон грамотный еврей мог предлагать свое толкование отдельных его положений. Правда, число признанных пророков, мудрецов и провидцев, выступавших индивидуально и только от своего лица, которых было немало во времена Первого храма, заметно уменьшилось. Но на смену им пришли, несмотря на резкое усиление власти жрецов, целые группы хорошо организованных единомышленников, представлявших при храме своего рода оппозиционные религиозные партии, подробней речь о которых пойдет чуть далее.

Гибель храма и изгнание евреев

Хотя завоевание Александра не внесло никаких заметных нарушений в функционирование храма, оно оказало огромное влияние на евреев вне храма, как, впрочем, и на весь Ближний Восток, ставший объектом эллинизации. Заселившие к тому времени немалые пространства и особенно города всего Ближнего Востока и занимавшиеся там преимущественно торговлей, евреи не могли оказаться в стороне от того сильного влияния греческой культуры, которое шло вместе с эллинистической политикой Александра.

Греческий язык становился необходимым для общения в городах, куда культура античных греков проникала вместе с их языком и обычаями. И хотя евреи диаспоры всегда ощущали свою связь с храмом и обычно честно отдавали ему десятину, они не могли не чувствовать дискомфорта в связи с отсутствием рядом с ними чего-то вроде филиала храма. Не раз и не два пытались евреи в разных местах создавать такие филиалы, но эти самовольные попытки сурово осуждались жрецами Иерусалимского храма, а незаконные постройки уничтожались. Вместо них стали появляться синагоги, вначале, возможно, имевшие характер своего рода религиозных собраний типа клубов, где могли встречаться и спорить по религиозным вопросам образованные евреи, и в первую очередь специалисты-книжники. Уже в III в. до н. э. важнейшие книги Ветхого Завета начиная с Пятикнижия-Торы стали переводиться на греческий язык, а некоторые сочинения типа комментариев писались по-гречески. Была переведена практически вся Библия, причем перевод ее на греческий получил иное наименование — Септуагинта.

Естественно, что греческое влияние постепенно проникало и в Палестину, включая и Иерусалим. Вот здесь-то и начались серьезные проблемы. Власти сирийской Антиохии (государство Селевкидов) в начале II в. до н. э. попытались было всерьез эллинизировать Иерусалим с его храмом. Естественно, что евреи резко выступили против этого. Показательно, что движение возглавили не жрецы храма (некоторые авторы считают, что среди них были сильны позиции так называемых саддукеев, которые были склонны сделать шаг навстречу эллинистическим веяниям), а как раз те оппозиционные им круги, которые постепенно складывались вокруг него. И вот здесь на передний план вышли ха- сидим —или хасидеи, благочестивые — одна из таких группировок, отличавшаяся консервативным традиционализмом и готовностью идти на все ради чистоты веры.

Именно выходцы из этой группы, знаменитая семья Маккавеев, подняли в 167 г. до н. э. победоносное восстание против антиохийских правителей. Поводом для восстания послужило уничтожение жертвенника Яхве в храме и попытка заменить его алтарем в честь Зевса. Восстание завершилось успехом, ив 142 г. до н. э. Иудея вновь, спустя ряд веков, стала политически независимым государством. Правда, ненадолго.

Вскоре потомки победоносных Маккавеев потеряли политическую власть, а еще через несколько десятилетий, в 63 г. до н. э., Иудея оказалась, наряду с многими другими странами, под властью Рима. В 40 г. до н. э. римляне восстановили здесь царскую власть, передав трон династии царя Ирода, а с 6 г. Иудея была превращена в провинцию Рима. К этому времени среди группировок вокруг Иерусалимского храма вновь усилились позиции хасидим, которые с конца II в. до н. э. стали называться фарисеями. Фарисеи резко выступали против жрецов храма и саддукеев. Они строго стояли на страже религиозного закона, не желая идти ни на какие уступки и ждали появления Мессии, который защитит его и наведет в Иерусалиме — если даже не во всем мире — должный порядок.

Захват Иерусалима римлянами

Примерно в это же время появилась в Иерусалиме еще одна, причем на сей раз воинственная группировка — зелоты, резко настроенные против римлян. Наиболее радикальная часть зелотов позже получила наименование сикариев. И если фарисеи при всей своей жесткости в борьбе за сохранение иудейского религиозного закона к оружию не призывали, зелоты и сикарии сделали это. Им удалось в 66 г. захватить Иерусалим, но сразу же после этого римляне сначала во главе с будущим императором Веспасианом, а затем его сыном Титом захватили город и храм. Восстание, получившее наименование Иудейской войны (под этим названием оно было описано Иосифом Флавием), было в 73 г. жестоко подавлено. Храм был разрушен, а Иудея как государство на этом фактически прекратила свое существование. Однако последнее слово было сказано чуть позже.

Дело в том, что римляне после победы не без основания чувствовали себя полными хозяевами положения в Иерусалиме. А разрушенный, но все еще как бы существовавший храм с его неимоверными вселенскими претензиями им, видимо, все больше казался бельмом в глазу. Император Адриан решил построить в Иерусалиме храм в честь Юпитера. Кроме того, он счел варварским обычай евреев обрезать младенцев мужского пола и попытался запретить его.

Это решение вызвало в Иудее взрыв негодования, нашедшего отражение в восстании Бар-Кохбы (132-135). Мужественно продержавшись несколько лет, восставшие были уничтожены римским полководцем Севером, после чего остатки Иерусалимского храма вместе с городом были снесены с лица земли, а евреям под страхом смертной казни воспрещалось появляться на этой территории. Вот здесь и была поставлена точка не столько над Иудеей как государством и даже не столько над храмом как символом этого государства и иудаизма как религии евреев, хотя то и другое следует считать бесспорным фактом, сколько над всеми надеждами еврейского народа сохранить в резко меняющихся исторических условиях свою уникальную самобытность.

Жизнь евреев после разрушения Иерусалимского храма

Но значит ли это, что действительно не осталось никаких надежд и что евреи вместе с гибелью Иерусалима потеряли всё? Сначала, возможно, именно так и казалось. Но скоро на передний план вышла элементарная идея — евреи и их религия могут существовать и без храма, без Иерусалима и вообще без страны, где им больше не было места. Ведь Яхве-то остался и останется с евреями везде и всегда. Больше того, он позаботится о своем народе. А народ в качестве благодарности найдет форму почитания своего Бога.

Пусть он не сможет никогда более приносить жертвы Яхве в храме, пусть у него не будет больше облаченных в специальные одеяния жрецов, которые совершали жертвоприношения. Разве в этом суть дела? Отнюдь! Она в том, чтобы всегда и везде тщательно соблюдать завещанный Яхве и выработанный тысячами светлых умов еврейского народа религиозный закон. Будет соблюдаться закон — будет жить, а может быть, и процветать защищаемый Яхве еврейский народ, что бы ни выпало на его долю в будущем.


Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН
Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ
Овен Телец
Близнецы Рак
Лев Дева
Весы Скорпион
Стрелец Козерог
Водолей Рыбы