Как выглядели города в Средние века

17 октября 2019 в 18:55

Средневековое общество – общество аграрное, «те, кто трудится» – крестьяне-земледельцы («пашущие» являлись долгое время синонимом слова «трудящиеся»), «те, кто молится» и «те, кто воюет» – духовенство и дворянство – землевладельцы. А в городах люди выключены из этой, связанной с природным циклом деятельности. В рамках свободных городов развивались новые средства производства, ремесло и торговля.

Облик городов в Средние века

В подавляющем большинстве своём (было несколько исключений, в первую очередь Рим) средневековые города не имели канализации. Разнообразные отходы, в том числе продукты человеческой жизнедеятельности, полагалось выбрасывать в отхожее место, находившееся во дворе дома. В частности, городской совет Кёльна на протяжении XIII в. ежегодно требовал соблюдения этого правила, из чего следует, что оно не выполнялось. Действительно, кому охота спускаться по шаткой лестнице со второго, а то и третьего этажа с ночным сосудом в руках. Проще выплеснуть его на улицу, ибо «когда нельзя, но очень хочется, то можно».

Почему крестьяне бежали в города?

Средневековые города были маленькими. Население подавляющего большинства из них не превышало 5 тыс. человек, а если составляло 10 тыс. жителей – это уже почти современный город-миллионер. Флоренция, насчитывавшая 60 тыс. жителей, или Париж, в котором проживало 100 тыс. человек, – мегаполисы. Там городская инфраструктура не могла обеспечить нормальную жизнь такому количеству людей. Города были тесными и очень грязными.

Ввиду этого эпидемии косили горожан, смертность превышала рождаемость. И всё же население городов росло. А росло оно за счёт притока извне. Что же привлекало жителей деревни в города? Ведь для этого надо было покинуть свою родную общину, где односельчане не дадут тебе умереть с голоду, где сеньор обязан хотя бы минимально заботиться о своих зависимых крестьянах. А люди уходили, может, даже бежали в неизвестность... Дело в том, что горожанин был свободным человеком. Как гласил принцип городского права в Германии, «городской воздух делает свободным». Человек, проживший в городе год и день, освобождался от зависимости. И этот свободный человек мог достичь многого, гораздо большего, чем в своей деревне, где он рождается крестьянином, крестьянином и умирает.

В рамках города осуществляется то, что современные социологи называют «вертикальной мобильностью». Человек низкого социального происхождения вполне мог занять достаточно высокое положение.

Легенда о мэре средневекового Лондона

В предании о Дике Уиттингтоне легенда смешивается со сказкой. Но в данном случае неважно, что было, а чего не было. Важно, как горожане представляли себе возможное будущее, о чём мечтали.

Итак, жил в славном городе Лондоне мальчик Дик Уиттингтон, родом из деревни, отданный в ученичество к сапожнику, этакий средневековый английский Ванька Жуков. И с ним плохо обращались хозяева и подмастерья, и ему очень хотелось домой. Но когда он всё же решил бежать, то у самых городских ворот Лондона был остановлен колокольным звоном, в котором ему послышались слова: «Вернись, Дик Уиттингтон, трижды лорд-мэр Лондона».

Мальчик вернулся, а вскоре в его судьбе произошла решительная перемена. Лондонские купцы собирали средства на отправку корабля на Восток за пряностями. Они обратились ко всем горожанам с предложением вносить кто сколько может: торговая экспедиция за пряностями предполагала сказочную прибыль. Принять участие пригласили и хозяина Дика, а тот обратился к подмастерьям и даже ученикам. У Дика не было ничего, кроме кошки, которую сердобольный мальчик где-то подобрал ещё котёнком и вырастил. Эту кошку он и отдал в качестве своего вклада. Корабль благополучно добрался до какого-то острова (предание не конкретизирует его местоположение, но отмечает, что там, как и везде на Востоке, улицы мощёны золотом, дома имеют крыши из драгоценных камней, а пряности всюду растут как сорняки).

Ничего из привезённого англичанами правителю острова не требовалось – у него и так почти всё было. Заинтересовала его только никогда прежде им не виданная кошка, особенно после того как он узнал, что она ловит мышей (последние в неимоверном количестве заполонили дворец этого то ли султана, то ли раджи). Правитель пришёл в восторг и заплатил за кошку по весу пряностями, которые много дороже золота. Английский капитан отдал Дику вырученные от продажи пряностей деньги, тот разбогател, и его действительно трижды избирали лорд-мэром английской столицы.

Однозначно установленным можно считать тот факт, что Ричард Уиттингтон (умер в 1423 г.) трижды был лорд-мэром Лондона: в 1398-1399, 1406-1407 и 1419-1420 гг. Правда, лорд-мэром или хотя бы богатым человеком становился не каждый. Маленький Дик – не подвернись ему счастливый случай – мог бы просить милостыню и умереть под забором, как тысячи таких же нищих бродяжек. И разбогатеть было весьма непросто: да, торговля пряностями приносила до 1000% прибыли, однако возвращался из южных морей только один корабль из десяти. Так что добиться в жизни можно было многого независимо от того, где и кем ты родился, но лишь при должном упорстве, уме, талантах и немалой доле удачи.

Поэтому картина мира, система ценностей средневековых горожан отличались от таковых у иных сословий общества. Высшую ценность для рыцарства и духовенства можно описать одним словом: «подвиг». Это или воинский подвиг, или даже аскетический. Отшельники, самобичеватели и другие подобные пользовались большим уважением; для разных форм умерщвления плоти употреблялся общий термин – опять же «подвиг». А для горожан главное – успех, достижение поставленной цели.

Гражданские права в средневековом городе

Важная черта средневековой жизни – иерархическое устройство общества. Таковое устройство присутствует не только в иерархии собственно феодальной – от короля наверху до самого бедного рыцаря, а то и крестьянина внизу. Не только в иерархии церковной – от Папы до самого скромного клирика. Всё это имеет место и в городах, причём принципы построения этой иерархии в разных местах весьма различаются.

Далеко не все города являлись, подобно коммунам Италии или имперским городам Германии, свободными республиками. Во многих случаях городские власти утверждались монархом, в других – полноправные горожане обладали лишь гражданскими, но не политическими правами (т. е. не могли контролировать работу органов власти). Но и в свободных городах не всё было благостно.

В некоторых городах всей полнотой гражданских и политических прав обладали так называемые «патриции» (термин этот редко употреблялся в Средние века и широко введён в оборот учёными XIX в.). Как правило, ими были либо потомки городского дворянства или иных владельцев земли в городе, либо самые богатые из горожан. Но этот слой горожан быстро сформировался в особое наследственное сословие.

В ряде случаев только они на формальных основаниях могли участвовать в политической жизни города, как две тысячи мужчин-нобилей (от лат.– «известный», «славный», «знатный», «принадлежащий к аристократии») в Венеции. Их родовые имена были записаны в особую «Золотую книгу». Лишь в редчайших случаях в неё вносились лица, имевшие выдающиеся заслуги перед Республикой святого Марка, как именовали венецианцы своё государство. Это называлось «открыть „Золотую книгу"», и указанные лица и их потомство становились нобилями.

Городская знать могла и не иметь формальных привилегий. Но её представители часто оставались влиятельными людьми. Городская политика вращалась вокруг нескольких аристократических родов, постоянно враждовавших друг с другом. Это, например, Чекки и Буодельмонти во Флоренции, Капулетти и Сан-Джованни (Монтекки – их захудалая ветвь) в Вероне. Равенства не было и там, где дворянство не просто упразднялось, но официально лишалось гражданских прав.


Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ЧТО ПОЧИТАТЬ