Какое место занимала церковь в Средние века

18 октября 2019 в 13:28

Средние века – эпоха безраздельного господства христианства. Но христианство на средневековом Западе, где Средние века точно были, отлично от такового на христианском Востоке, где наличие Средневековья спорно. При этом разделение Церкви на православную и католическую в 1054 г. есть лишь завершение многовекового процесса, обозначившегося ещё в IV в., когда христианство вышло из подполья. В чём же особенности западного христианства?

Власть Папы и церкви в Средние века

Если оставить богословские проблемы, то в глаза бросается особое место Церкви в средневековом мире, её огромное влияние, претензии Церкви в целом и папства в особенности на власть над всем христианским миром. Эти претензии то усиливались, то ослабевали, но не исчезали никогда.

На Востоке государственная власть, особенно власть византийских императоров, превалировала над властью Церкви. На Западе обе ветви власти – светская и духовная – то ссорились, то мирились, то конфликтовали, то выступали единым фронтом. И на вопрос «Кто главнее?» в разные периоды давались разные ответы.

Связаны эти колебания с ослаблением либо усилением светской власти. Слабеет император – усиливается Папа, крепнет власть государей – меньше достается её великому понтифику, как именовали пап на древнеримский лад.

Церковь являлась крупнейшим феодалом, обладала более чем значительными богатствами. Именно в этих богатствах был залог «свободы Церкви», т. е. её независимости от светских властей. Монархи стремятся встать над Церковью, назначать духовных лиц, а то и самого Папу. Впрочем, споры об этом идут и внутри Церкви. Папство желает контролировать все доходы, все назначения, даже и приходских священников, епископы бьются за расширение своих полномочий; монашеские ордены, бывало, встают в оппозицию папам, епископам, светским государям по политическим, экономическим и богословским поводам.

Понятие греха в Средние века

Но дело не только в устройстве и положении Церкви. Дело ещё и в особенностях веры людей Средневековья. Речь идёт о вере масс, вере народа, а не только вере богословов. Конечно, вырабатываемые образованной церковной элитой догматы духовенство доносило до народа. Но и народные верования, как показали исследования последних десятилетий, влияли на официальную доктрину Церкви.

Как заметил известный французский историк Люсьен Февр, людей Средневековья снедала «неизбывная жажда спасения». Но спастись можно, лишь избавившись от грехов. А поскольку безгрешен один Господь, то человек должен получить отпущение грехов, покаявшись в них. Грех столь же материален, как и благодать. Смыть его можно определённым количеством благодати. При этом тяжкие прегрешения создают большее количество греха, меньшие – меньшее. Для упразднения больших грехов надо много благодати, меньших – меньше.

Грех вырабатывается дурными деяниями, благодать – добрыми. Поэтому для снятия греха надо поститься, подавать милостыню, совершать паломничества к святым местам и т. п. Но ведь епитимья налагается после покаяния, грех уже отпущен, а благодать ещё не «наработана» кающимся. Откуда же она берётся для отпущения?

Только в учении Католической церкви (но не Православной или иных восточных церквей, а также не у протестантов) наличествует догмат о так называемых «сверхдолжных заслугах», поступающих в «сокровищницу Церкви» (лат. thesaurus Ecclesiae). Суть этого учения в следующем: чтобы смыть грех, надо совершить определённое, строго отмеренное количество добрых дел. А если человек совершает добрых дел больше, чем это необходимо для собственного спасения?

Если, например, этот человек – святой мученик? Или просто рискует жизнью ради спасения другого? Куда девается излишек этих добрых дел? Вот он-то и поступает в указанную «сокровищницу» и даётся тем, кто искренне раскаивается, но не имеет в запасе собственных заслуг. Благодать эта даётся авансом, кающийся должен затем возместить её. Впрочем, если раскаяние наступает на смертном одре, то раскаявшийся грешник может возместить её на том свете, в пламени чистилища. Ну а срок его пребывания там могут сократить его родственники щедрой милостыней и дарами Церкви.

И хотя отпускает грехи Бог, происходит это через священника, через духовное лицо, которое только одно и может распоряжаться дарами благодати. Вот откуда и высокий авторитет духовенства как сословия, что, кстати, вполне может сочетаться с насмешками над тем или иным конкретным представителем этого сословия. Об этом свидетельствуют многочисленные средневековые истории о распутных священниках и монахах-обжорах.

Манипуляции церкви в Средние века

За сменой королевских династий в Средние века стояли существенные перемены в сознании людей, в их взглядах на власть. Для современников средневековых королей проблема законности правления была не менее важна, нежели для наших современников. Права Меровингов на престол основывались на их происхождении от языческого божества. Но при чём тут языческие боги, когда франки уже два с половиной столетия христиане? Каролинги – верховные сюзерены своих вассалов, на этом базируется их власть. Однако она не освящена свыше. Тут на помощь приходит религия.

Так утверждать было бы неверно. Само их сознание было пропитано религией, даже когда они решали политические вопросы. Так вот особенностью средневекового мышления была ориентация на Священное Писание. В Писании содержится всё необходимое знание, в том числе все юридические прецеденты. Надо только правильно истолковать то или иное место из Библии.

Согласно Первой книге Царств, пророк Самуил по велению Господа поставил царём над Израилем Саула. Затем Господь указал Самуилу сместить Саула за нечестие и помазать на царство Давида. Вот и прецедент, дозволяющий высшей духовной власти отрешать от власти мирской не угодного Богу государя и ставить угодного. Аналогами пророка Самуила выступают папы. В 752 г. личный представитель (легат) Папы помазал Пипина на царство. В 754 г. Папа Стефан II, прибыв во Франкское королевство, лично повторил этот обряд над Пипином, а заодно и над его сыновьями. Таким образом франкские монархи становились помазанниками Божиими, священными фигурами.

Власть Папы и римских эпископов

Союз пап с франкскими королями сулил немало выгод понтификам, как именовали себя римские епископы по примеру верховных жрецов Древнего Рима. Так называемый Римский дукат считался частью Византийской державы. Но власть там осуществляли папы в качестве императорских наместников. Лангобарды с вожделением смотрели на эти земли. Первое время Восточный Рим пытался охранять свои владения. Однако с началом арабских завоеваний Константинополю стало не до того. Лангобарды почти беспрепятственно совершали набеги. Ещё в середине 730-х гг. Папа Григорий III обращался к Карлу Мартеллу за помощью против лангобардов. Он присвоил майордому франков титул римского патриция, сделав его кем-то вроде почётного покровителя и защитника Вечного города. Но Карлу важно было сохранить хорошие отношения с Лангобардским королевством, потому он не стал вмешиваться в дела Италии. Сын его поступил иначе.

Папа Стефан II прибыл в 754 г. во Франкское королевство отнюдь не только для помазания монарха. Он явился с мольбой, обращённой к Пипину и его сыновьям: «Я принял вас как сыновей своих, а посему придите и вырвите из рук недругов моих город Рим и народ, доверенный мне Богом. Придите и освободите Церковь Господню, что стенает под гнётом ужасного племени лангобардов...». Наряду с помазанием Стефан также даровал Пипину титул римского патриция.

Благодарность не заставила себя ждать. Пипин в июне 754 г. разбил лангобардского короля Италии Айстульфа. Тот пообещал возвратить все захваченные у Римской церкви владения, не нападать на Римский дукат и признать верховенство короля франков. Но едва Пипин в декабре того же года вернулся на родину, Айстульф опять напал на Рим. В 756 г. Пипин снова вторгся в Италию и разгромил Айстульфа. Теперь королю лангобардов пришлось выполнить все условия прежнего соглашения да ещё отдать Папе восточное побережье Италии от Равенны до Анконы, захваченное лангобардами у Византии.

Более того, Папа объявил (и Пипин торжественно подтвердил это), что все владения Римской церкви являются совершенно независимым (не только от лангобардов, но и от Константинополя) патримонием (т. е. наследственным владением, вотчиной; от лат. pater – «отец») святого Петра. От имени последнего и правит этими землями понтифик. Так возникло государство, которое позднее историки именовали Папской (или Церковной) областью. Оно просуществует до 1870 г., и последним обломком его станет нынешнее государство-город Ватикан.

Империя в подарок Папе за исцеление

Как раз в середине VIII в. появился любопытный документ. Он явно был составлен в недрах папской канцелярии, но приписывался императору Константину I Равноапостольному (306–337 гг.). Согласно этому так называемому «Константинову дару», в благодарность за то, что император исцелился от проказы по молитве Папы Сильвестра I (умер в 335 г.; Папа с 314 г.), он дарит Папе всю западную часть Римской империи со столицей в Риме. Сам же удаляется на восток, для чего и основывает новую столицу. Таким образом, папы оказывались как бы соимператорами, возвышавшимися над простыми королями.

Но Пипину Короткому ущемление его власти со стороны Церкви не грозило. Он совершал удачные походы против саксов, вы теснил арабов за Пиренеи, добился полного подчинения Аквитанского и Гасконского герцогств. В 768 г., почувствовав приближение смерти, Пипин созвал в Сен-Дени собрание высшего духовенства и светской знати. Он легко добился их согласия на то, что наследниками будут его сыновья Карл I (впоследствии Великий) и Карломан I Младший (так его называли, дабы отличить от дяди).

«Константинов дар» с достаточно ранних времён подвергался критике. Одни говорили, что это подделка. Другие, не отрицая подлинности документа, настаивали на его юридической несостоятельности: нельзя дарить части империи, как какое-нибудь поместье. Лишь в XV в. было доказано, что «Константинов дар» – фальсификация.

Но как же это: в самом сердце Церкви сознательно создавались подделки? Ведь, согласно вере христианской, Господь сказал: «Я есть истина», а Сатана именуется отцом лжи. Значит, правы мыслители XVIII в.: религия создана людьми, ни на йоту не верившими в то, что они проповедовали, для обмана паствы и властвования над ней?

Похоже, не всё так просто. Средние века вообще изобилуют фальшивками. В XIII в., например, парижские бочары утверждают в своём цеховом статуте, что их избавил от обязанности нести ночную стражу (профессиональной полиции в городах ещё нет, порядок должны поддерживать сами горожане) благочестивый король Карл Мартелл. И это при том, что Карл Мартелл королём не был (о чём к указанному времени забыли уже все, кроме хронистов) и в его эпоху не существовало ещё ремесленных цехов.

Объяснение нужно искать в представлениях людей Средневековья об истине. Для нас истина – совпадение того, что нам сообщено как факт, с реальностью. Для них – совпадение с высшей реальностью. А она есть не что иное, как Божественный замысел, вне зависимости от того, воплотился ли он в жизни. Не мог такой благочестивый император, каким являлся Константин Великий, не подарить часть империи Папе! Не мог замечательный король Карл Мартелл не предоставить привилегии бочарам! Ну не сделали они этого, заняты были, что-то помешало. Но в разуме-то Господнем это наверняка присутствовало! Потому, фабрикуя подобные документы, авторы их в собственных глазах не лгут, не подделки создают, а восстанавливают высшую истину.


Комментарии

Добавить комментарий

Поля отмеченные * обязательны.

Если не можете разобрать код, нажмите на него. Картинка будет заменена.
 
ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ ОНЛАЙН

Загрузка...

ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕСТЫ


ГОРОСКОП НА СЕГОДНЯ
Овен Телец
Близнецы Рак
Лев Дева
Весы Скорпион
Стрелец Козерог
Водолей Рыбы