гороскоп

Карта Таро Солнце

Свершилось! Герой одержал победу. Следуя пути карты таро Солнце, он прошел и Небеса, и Подземное царство, выдержал все испытания и в самом деле вернулся домой. Этот миг можно сравнить с утренней зарей. Тьма отступает, и душа поднимается из мрачных глубин Ночи, чтобы войти в светлую обитель бесстрашия.

Это тот самый момент, когда чудовище отпускает проглоченного героя на волю. Кит изрыгает Иону на сушу, гигантская змея выплевывает аргонавта Ясона, повинуясь Афине, его аниме.

На этой карте герой выглядит изрядно помолодевшим. Его фигура, фигура ребенка, дышит свежестью, вызывая ощущение нового, ясного утра, наступившего после долгой, темной и полной опасностей ночи.

Буквально по словам Библии: «И был вечер, и было утро: день первый» (Быт. 1:5), инициация, то есть подлинная трансформация героя началась вечером и завершилась с наступлением утра.

То, что герой предстает здесь в облике ребенка, показывает также, что результатом путешествия стала вновь обретенная простота. Человек, познавший действительность во всей ее сложности, в конце пути приходит к неизбежному выводу, что все великие истины просты. Однако принимать за мудрость плоские прописные истины не менее глупо, чем считать каждого шута мудрецом. «Инстинкт человека знает, что любая великая истина проста, - замечает К.Г. Юнг по этому поводу, добавляя: - вот почему человек ( с неразвитым инстинктом готов принимать за нее всякие дешевые упрощения и банальности или же, после нескольких разочарований, впадает в другую крайность, считая, что великая истина обязана быть чрезвычайно сложной и непостижимой».

В ребенке на карте таро Солнце перед нами предстает Шут, каким он был в начале всей этой истории. Отправившись в свое путешествие наивным дурачком, он быстро повзрослел, поумнел и многому научился. Теперь, в конце пути, он вновь стал смиренным, скромным и действительно зрелым. Теперь это мудрый шут или простодушный чудак из легенды о Парсифале, вернувшийся к своей изначальной простоте. Недаром именно он находит дорогу к замку Грааля, доступ к которому открыт лишь тем, кто чист сердцем. Вначале, еще глупым подростком, он случайно натыкается на этот замок, но ведет себя там совсем уж по-дурацки, и его выставляют вон. Потом, в конце своего пути, он возвращается туда простодушным чудаком - и совершает подвиг Спасения.

Возвращением к изначальной простоте завершается и прекрасная повесть Германа Гессе о путешествии его героя, Сиддхартхи. Тот вначале тоже надеялся, что ему удастся «воспарить» и благополучно миновать пропасти, поджидающие каждого человека на жизненном пути, чтобы без хлопот достичь просветления. Однако и он был вынужден убедиться, что в житейской науке «нет царского пути», и что человеку нужно сначала глубоко погрузиться в это житейское море, прежде чем он поймет, что такое свобода и как ее достичь. В конце своего пути Сиддхартха мысленно произносит слова, которые вполне могли бы послужить описанием карты Солнца: «Теперь, думал он, когда все эти эфемернейшие вещи вновь ускользнули от меня, теперь я вновь стою под солнцем, как некогда стоял маленьким ребенком, ничто не принадлежит мне, я бессилен и неучен». И немного дальше: «Он скатился вниз и теперь вновь стоял в миру нагой, и невежественный, и с пустотою внутри. Но это его нимало не огорчало, нет, напротив, он едва сдерживал смех - смех над собой, над этим странным безрассудным миром».