гороскоп

Клиенты Таро

         Вы, вероятно, заметили, что до сих пор я ни разу не употребил слово “клиент Таро”. Но не потому, что это слово “плохое”, а потому, что оно искажает действительность, подменяя собой то отношение, которое на самом деле возникает между гадателем и вопрошающим, отношением совершенно иным, описываемом в литературе как “клиент-клерк”.    Отношение “клиент-клерк” равнозначно отношению “покупатель-продавец”. И дело тут даже не в поговорке “Покупатель всегда прав”, к нашему случаю отношения не имеющей, ибо ясно, что вопрошающий скорее ошибется в оценке своей ситуации, чем гадатель, –  а в известном тезисе римского права: caveatemptor–  “покупатель, будь бдителен!”, –  потому что продавец всегда заинтересован обмануть покупателя, так было в любую эпоху и при любом режиме. Между тем в нашей с вами практике возможен лишь обратный случай, то есть обман гадалки вопрошающим, если тому, например, захотелось что-то от нее скрыть или вообще разыграть ее.

         Тут надо еще раз вернуться к необходимости доверять своей интуиции: когда первый сигнал, ваш самый чистый внутренний голос, сообщил вам что-то: именно этому и надо доверять больше всего. И если потом пациент возражает, пусть даже категорически: “Нет, это не так!” –  вам надо лишь взять выпавшую карту, предъявить ее ему и произнести: “У меня ДОКУМЕНТ!”, и так к нему и относиться. Вас это, наверное, удивит, но за десять лет работы сбоев у меня тут еще не было. Хотя удивляться тут нечему: пациентов, искренне не понимающих, что с ними происходит, или просто искажающих истину очень, очень много.       Между гадателем и вопрошающим могут возникать разные отношения. Чаще всего это бывает отношение “врач-пациент”, потому что сама возможность выговориться уже имеет для вопрошающего терапевтическое значение. А если гадатель к тому же хороший психотерапевт, то эффект будет еще больше.

         Это может быть и отношение “жрец-профан”, когда гадатель сознательно совершает священнодействие, а вопрошающий рад праву участвовать в нем. В наших славянских странах это чаще хорошо, чем плохо. Или отношение “учитель-ученик”, основанное на готовности вопрошающего учиться новому.     Англоговорящие коллеги называют клиента “кверентом” –  не столько от английского quest или question (“запрос, вопрос”), сколько от латинского queror–  “жаловаться”. Человек приходит с жалобой, и есть кто-то, кто может ее удовлетворить.       Все эти обозначения лучше, чем термин “клиент Таро”, особенно в беседе с самими клиентами. Если их так называть, если обозначать наши действия словом “услуги”, то мы вызовем у них в подсознании образ продавца, –  а дальнейшее, увы, ясно. Одна богатая дама, придя ко мне на консультацию, долго пыталась обращаться со мной, как с парикмахером или официантом, и злилась оттого, что это у нее не получалось. Наконец она спросила: “Так вы оказываете услуги населению или нет?” –  на что я ответил: “Мадам, я не оказываю услуг. Я лишь иногда соглашаюсь дать консультацию”.          Нашим коллегам, работающим в салонах, приходится труднее. Они вынуждены называть свои действия “услугами”, потому что именно об этом им и выдается патент (лицензия). Но о них –  другой разговор и в другом месте.