гороскоп

История физиогномики всего мира

Как вы могли бы предположить, в чтении взглядов нет ничего нового. На самом деле оно столь же старо, как само человечество. Практика определения характера по чертам лица - наука физиогномика - уже давно является частью наших попыток понять себя, начиная с древних времен, когда люди стали связывать улыбки, нахмуренный лоб и другую мимику лица с некоторыми чертами индивидуальности.

Этапы истории физиогномики

Вполне естественно полагать, что именно выражение лица отражает наши самые сильные эмоции и что тип лица влияет на это выражение. Согласно «Новой стандартной энциклопедии» Funk & Wagnalls: «Искусство основано на преобладающем долго и всецело убеждении в том, что существует близкая связь между чертами и выражением лица и качествами и привычками сознания».

Вожди древней Африки и монархи средневековой Европы признавали способность тела выдавать тайны характера и одевались, закрывая каждый дюйм своего тела, чтобы не показать свои слабости потенциальному конкуренту или противникам.

История физиогномики Древней Греции

Примерно в 340 г. до н. э. Аристотель продолжил работу Гиппократа, написав трактат Physiognomonica, который считается самой древней работой по физиогномике, а также предшественником современной медицины. В этом трактате он писал:

«Когда у мужчин большие лбы, они медлительны; когда лбы широкие, люди склонны к безумию. Люди с маленькими лбами непостоянны, и следует принять во внимание, что если лоб округлый или выпирающий, то его владелец вспыльчив. Прямые брови указывают на мягкость расположения; брови, изгибающиеся к носу, - признак резкости; брови, сросшиеся вместе, означают ревность; те, что изгибаются к вискам, - юмор и притворство. Пристально смотрящие глаза указывают на наглость, моргающие - на нерешительность. Большие и оттопыренные уши указывают на тенденцию к пустым разговорам или болтовне».

Обратите внимание на то, что Аристотель акцентирует внимание на виде глаз и бровей.

История в «Талмуде» рассказывает о царе, который послал своего придворного живописца, чтобы сделать портрет Моисея, так чтобы его мудрецы смогли проанализировать это известное лицо и объяснить, что сделало Моисея столь великим. Хотя нет никаких записей о том был ли план царя успешным или нет, мы знаем, что подобные исследования предпринимались в отношении Сократа, Александра Македонского и множества других великих людей древности.

Как складывалась история возникновения физиогномики в Китае?

В пятом столетии до н. э. китайцы времен Конфуция читали по лицам как по индикаторам личности их владельцев. Позже, за два столетия до рождения Христа, физиономисты династий Цинь и Хань записали мудрыми стихами «Точки на карте лица» (каждое из сотни местоположений представляло год жизни человека) и произносили соответствующие стихи, когда читали лица своих клиентов. Император, генерал, сельский житель - все внесли свой вклад в эту науку, значимость которой была доказана столетиями практики.

История физиогномики в Средние века

Можно сказать, что до сочинений Молиниуса (1549), искусство читать по лицу имело характер почти бессмысленных фантазий. Магия, ошибочные обобщения внушили автору массу нелепых выводов, разрушали интерес и к тем наблюдениям, которые в них встречались. Но и после Малинеса мы натыкаемся на разные нелепые истории.

Знаменитый доктор Пти, врач Людоника XV, известен был предсказаниями о ходе болезни только по виду больного. Однажды он встретил на улице полнокровного человека и, увидев, что ему угрожает кровоизлияние в мозг, сказал: "Дружище, поспеши к себе домой и попроси пустить себе кровь, потому что иначе утром ты умрешь. Даю тебе совет бесплатно. Я первый королевский лекарь".

Но и задолго до доктора Пти делались физиогномические наблюдения. Читатели могут судить об этом по перечисленным ниже сочинениям по данному вопросу:

Michel Scot (1210-1220). Traite de Physiognomonie. Tricasso. Chyromantia del Tricasso (1534). Antonius Molinius. De Physiognomiac ratione (1549). Anbal S. Veronese. La Geomantia (1560). Giovanni Qeber. De la Geomantia (1579). Trade'e Hage'ce. Nouvelle invention pour incontinent juger du naturel de chacun par 1'inspection du front (1565). Porta. De Humana Physiognomonia (1660). Vescovo. Fisionomia naturale (1607). Samuel Fichsius. Metoposcopie (1615) Georgius. De devinatione (1623). Phinella. Traite des laches du front (1632). Cardan. Metoscopie (1658).

Роль врачей в истории возникновения физиогномики

в XVII веке начался расцвет как физиогномики, так и близкой к ней науки френологии, устанавливающей связь между строением черепа и умственными и моральными качествами человека. В эти годы появилось много популярных руководств, и определение характера как по чертам лица, так и по форме головы превратилось по всей Европе в повальное увлечение.

Лафатер и его роль в истории физиогномики

Настоящим основателем физиогномики считается Иоганн Каспар Лафатер (1741-1801), швейцарский поэт, мистик, писавший о философии и богословии. Благодаря своей острой наблюдательности, научному пытливому уму и воображению поэта, Лафатер был убежден, что даже самые тонкие особенности характера человека могут быть определены по чертам его лица. Он полагал, что черты лица формировались не только окружающей средой, питанием и занятиями, но также и определенными привычками к размышлению и психологическими качествами. В своей работе «Эссе по физиогномике», изданной в 1789 г., используя научные вклады Гете и Гердера, Лафатер привел внушительное количество описаний человеческого лица, чтобы объяснить, как за внешним обликом разглядеть характер человека.

«Тот, кто имеет смелый глаз, говорит прямые истины и прямую ложь», - писал он. Он дал инструкции для чтения черт характера по глазам в зависимости от их разреза, цвета, формы и открытости, а также от расстояния между ними, и даже от тяжести, формы и близости к ним бровей. Британский эссеист Джон Саундерс, также полагая, что глаза являются центром этого исследования, написал в своем эссе «Физиогномика»:

«Какое бы совершенство ни исходило от души, ее мягкий ореол собирается в глазах: и если сердце стало убежищем преступления, то глаза наверняка выдадут тайну. Красивые глаза делают тишину красноречивой, добрые глаза снимают противоречия, разгневанные глаза превращают красоту в уродство».

Впрочем, человек не сможет понять истинной красоты природы до тех пор, пока сам не приобретет этой красоты. "Никто,- говорит Лафатер, - не сможет понять взгляда милосердия и черт, выражающих высшие добродетели, если у него самого нет возвышенных мыслей, если он сам не способен на великие дела".

Значение трудов Вернера Вольфа

Зубной врач Вильям Роджерс (La Buccomancie, 1851 г.), высказывает интересные наблюдения о форме рта. Но только Делестр (1866 г.) сформировал истинно научную физиогномику. Его книга "О физиогномике" - это прекрасный труд, который демонстрирует ясное понимание природы.

Начиная с Делестра, физиогномика стала истинным искусством. У него мы находим конкретизированные, здоровые идеи предшественников.

Ижен Лидо и его роль в истории физиогномики

Ижен Лидо ("Трактат о человеческом лице") в трех больших томах своего труда многое усложняет, но мало прибавляет к уже приобретенному. Заслуживает внимания только его классификация человеческих лиц по восьми планетным типам.

Кастлян и его роль в истории физиогномики

Вспомним, наконец, и о небольшой книге E. С. (E. Кастлян - Castlan) "Pour devenir physionomiste (Как стать физиогномистом), которая имеет то достоинство, что коротка.

Прочтя все эти сочинения, любопытный читатель, поставивший себе целью изучить искусство физиогномики, просто ужаснется, а часто и разочаруется. Много текста, много загадочности, а лучшие книги абсолютно недоступны - нигде нельзя их найти.

Гектор Дюрвиль и его роль в истории физиогномики

Еще в молодости наш отец и учитель Гектор Дюрвиль научил нас тщательно изучать лица в первую очередь для того, чтобы делать свои медицинские и психологические наблюдения, ставить диагнозы, не спрашивая ничего у пациентов. Он только слегка проводил рукой по их черепу, чтобы проверить изменение температуры.

Мы хотели предложить исследование, прежде всего, простое, положительное в своих аргументах и богато иллюстрированное. Нам нужен был художник. Тринадцать лет прошло, но художника мы так и не нашли.

Эмиль Байи и его роль в развитии физиогномики

Случилось так, что Эмиль Байи пришел слушать наш курс при Институте природной медицины. В совместной работе с нами этот хорошо известный художник сравнивал формы, лица и мимику многочисленных наших пациентов. И его кисть смогла выразить наше учение.

Байи был не простым исполнителем. Он мыслил вместе с нами. Без его сотрудничества наша работа не смогла бы выйти в свет. Не следует ожидать, что вы найдете на страницах этой книги какие-нибудь магические тайны или теории о влиянии небесных светил.

Изабо и его роль в истории физиогномики

- Сосед мой носит отпечаток известных недугов на своем лице. - Ну, а ты? "Глубокое знание человека, - говорит Изабо в своей книге "Физиогномика",- должно завершиться любовью к человеку". Чем больше человек видит несовершенства природы, тем больше он понимает ее красоту.

Он сознает ступени, которые отделяют одно существо от другого, различные стадии развития, на которых они находятся, и, в конце концов, научается прощать злому вместо того, чтобы его ненавидеть.

Значение трудов Вернера Вольфа в истории физиогномики

Только в 1930-х гг. физиогномика снова стала предметом серьезного исследования. Доктор Вернер Вольф начал работы в этой области в Берлине и Испании, а американские физиологи впервые узнали о френологии от доктора Гордона В. Оллпорта из Гарварда и Р. Е. Вернона. В конечном счете Вольф приехал преподавать в колледже Бард и университете округа Колумбия и продолжил свои исследования в 1940-х гг.

К этому времени его книга «Физиогномика» - исследование эмоционального, темпераментного и характерологического облика, - которая получила значительную финансовую поддержку немецких исследователей гештальта (конфигураций, включая и выражения лица), побудила интерес других физиологов Америки. К сожалению, к 1940-м гг. физиологи и психиатры почти потеряли интерес к физиогномике, обратясь к более новым дисциплинам типа бихевиоризма, психоанализа и исследований Роршаха, которые начали выходить на первый план.

В девятнадцатом столетии чтение по глазам было аспектом френологии, области физиогномики, в которой характер человека читался по «шишкам» на голове и лице. Эта модель показывает местоположение ментальных характеристик человека.

Физиогномика и диагностика болезней

Факторы, на которых мы строим основу искусства читать в глубине организма человека через исследование его поверхности: это морфология, темперамент и мимика. Сравнивая человеческие формы, подготовленный наблюдатель сможет прочесть такие вещи, о которых обыкновенный человек даже не подозревает.

По прозрачной или непрозрачной коже, по ее окраске он прочтет не только симптомы известной болезни, предрасположенность к болезням, но и самые яркие черты характера.

По сведенным бровям, по прикушенным губам он сможет оценить энергию и прямоту человека. Нет лица, которое не могло бы стать очень интересным объектом для исследования.

В свете физиогномических наблюдений и самое незначительное лицо оживает. "Не нужно говорить, пишет Ж.Дюамель, что какой-то человек неинтересен или что его лицо лишено выразительности. Это все равно. что утверждать, что вода потока пуста, когда она в сущности полна живых существ и растений" ("La possession du monde" - Обладание миром).

Для чего нужны знания физиогномики?

Научиться оценивать, чувствовать своих близких, знакомых, друзей - это не пустяковое дело. Сколько людей пропадает в своей жизни только потому, что не сумели истинно оценить своих друзей, компаньонов или клиентов!

"Без умения читать по лицу, - говорил Лафатер, - я бы встретил на пути своем тысячи препятствий, которые благодаря этому умению смог счастливо избежать".

Зная физиогномику, отец может судить о плохих или хороших склонностях своего ребенка, жених - о характере своей избранницы. Применяя физиогномические исследования к самим себе, мы сможем раскрыть собственные наклонности, развить хорошие качества или обуздать плохие.

Если же человек ничего не приобретет, изучая физиогномику, то, по крайней мере, он научится наблюдать! Но нет ли опасности начать видеть человека в дурном свете? Нет. Знание человеческих несовершенств нас делает лучше.


РЕКОМЕНДУЕМ