гороскоп

Этикет глаз (взгляда) и исключения из него

Книга правил этикета глаз всегда запрещала или строго ограничивала взгляд. Наши мифы и легенды передают трагические рассказы о людях, наказанных богами за слишком пристальные взгляды или взгляд туда, куда смотреть нельзя. Даже всего лишь быстрый взгляд назад приносил страшные последствия, как в случае с Орфеем, который оглянулся и потерял навсегда свою возлюбленную Эвридику в подземном мире; или с женой Лота, которая во время своего побега от низвергающихся на Содом и Гоморру серы и огня оглянулась назад и превратилась в соляной столб.

Ограничение взгляда

Мы знаем из этих давних легенд, что пристальный взгляд считался столь же большим нарушением принятого этикета глаз, как и сегодня, если даже не больше. «Подглядывающий Том» не повиновался общественному указу и, подняв шторы, похотливо глядел на леди Годиву, когда она скакала обнаженной на коне по улицам Ковентри, чтобы спасти свой народ от несправедливых налогов своего мужа. Его наказание, словами Теннисона, было таково: «Его глаза... ослепли, ссохлись и упали ему под ноги». Другая история рассказывает о женщине, которой было любопытно, как святые проводят время. Она подсмотрела в щелку обители Святой Женевьевы, и Бог наказал ее слепотой. И из арабской рукописи под названием The Perfumed Garden приходит предупреждение, что рассматривание влагалища женщины навсегда испортит зрение грешника. Возможны различные наказания за взгляды, но слепота всегда была обычным наказанием за неправильное «использование» глаз.

В сегодняшнем обществе мы учим своих детей, что глазеть невежливо - урок, который они усваивают довольно рано, возможно, потому что ощущают, что пристальный взгляд на самом деле гораздо больше, чем просто грубость. Они понимают, что то, как мы инстинктивно смотрим на других, может выражать наши истинные мнения о них - мнения, которые мы часто предпочли бы не раскрывать. Относимся ли мы к другим как к равным или старшим, достойным нашего уважения, или как младшим по положению? Считаем ли мы их людьми вообще? Основное правило, которому наши родители учили нас, состоит в том, что мы просто не должны глазеть на человека. Мы рассматриваем вещи - картины, здания, пейзажи и животных - столь долго и столь пристально, как нам нравится. Но когда мы рассматриваем человека, мы говорим нашим взглядом, что мы не считаем его человеком вообще, индивидуумом с личным пространством и собственным достоинством, в которое мы не стали бы произвольно вторгаться, если бы не вторглись в наше собственное. Напротив, мы обращаемся с ними, как с предметом или животным - короче говоря, как с ничтожеством. Само собой разумеется, если бы мы рассматривали из чувства любопытства или презрения каждого, кого считаем ниже себя, мир был бы полон рассматривающих взглядов, не говоря уже о борьбе, которую вызвали бы эти взгляды, или, по крайней мере, чувстве оскорбления. Итак, поскольку большинство из нас предпочло бы излишне не вредить другому человеку, мы принимаем более безопасную общую практику - не смотреть вообще, практику, которую общество считает «вежливой».

Исключения из этикета глаз

Не удивительно, что из правила этикета глаз имеются исключения - ситуации, в которых допустимо смотреть, и люди, на которых допустимо смотреть. Когда мы идем на ярмарку, мы платим, чтобы войти в балаган и смотреть на «уродцев» - жирную леди, человека без рук, «резинового» мальчика. Здесь мы покупаем разрешение смотреть на людей, как будто они являются предметами. То, что несчастных людей в балагане выставляют напоказ, говорит нам, что общество в целом их вообще не воспринимает как людей. Они - уродцы или диковинки и больше не обладают правом запрета смотреть на них.

Немало людей хотя бы один раз в жизни ходили в такой балаган, но больше никогда не хотели повторить этот опыт, поскольку они не одобряют тот факт, когда людей выставляют напоказ, и испытывают жалость к объектам этого неуважения. Они не могут заставить себя смотреть на других людей, как будто они бездушные предметы. Возможно, они встретили взгляд человека в балагане, и уникальное, очень человеческое сочувствие и понимание, которое могло возникнуть между двумя парами человеческих глаз, больно напомнило им о «человеке» в том уродце, заставило их почувствовать стыд за то, что они воспринимали этого человека как вещь.

Еще одна ситуация, когда мы, как ожидается, будем смотреть на других людей - когда мы идем в театр смотреть пьесу. Как и в балагане, мы платим за разрешение смотреть, но здесь мы не чувствуем неловкости, наблюдая за актерами, прежде всего потому, что они представляют не себя. Роли, которые они играют, делают их как бы объектами, изображающими других людей, а не себя. Точно так же мы не чувствуем никакой неловкости, разглядывая манекенщиц, потому что они также хотят, чтобы мы на них смотрели. А в другое время мы будем смотреть не потому, что мы хотим, а просто потому, что другие смотрят вместе с нами - на сцену несчастного случая, драку двух людей или когда полиция кого-то арестовывает на улице. Примыкая к анонимной толпе, мы больше не считаем себя ответственными за наше индивидуальное поведение, и чувствуем себя почти столь же безопасно, как будто мы невидимы или скрыты. Наше убеждение состоит в том, что вполне допустимо нарушать правила, поскольку никто не знает, что мы их нарушаем; а раз так, то это не может повлечь осуждения и наказания.

В других социальных ситуациях индивидуум, как ожидается, должен смотреть на большую группу людей. Лектор, например, может выделять отдельных людей своей аудитории и пристально смотреть на них - даже устанавливая визуальный контакт - фактически так долго, как ему нравится. Мало того, что ситуация разрешает этот тип поведения, - действительно, наиболее успешные ораторы рекомендуют это, - но в игру также вступает и второй фактор. Эксперименты показали, что в больших помещениях типа аудиторий и лекционных залов, где расстояния для взгляда большие и, по-видимому, менее «личные», мы чувствуем анонимность, мало чем отличающуюся от такой, которая существует во время пребывания в толпе, и уверенность, что допустимо смотреть на людей в течение более длинного периода, чем обычно. Этот период удерживания взгляда называют «моральным» временем взгляда, или тем, насколько долго приемлемо смотреть в данной конкретной ситуации.

Что можно прочесть во взгляде

Проходя мимо незнакомца на улице, встретьтесь на мгновенье с его глазами и быстро отведите взгляд. Вы остались в пределах морали или приемлемого времени взгляда и сделали молчаливое заявление: «Я уважаю вас как такого же человека, как и я, и поэтому не буду смотреть на вас». Задержите на нем взгляд немного дольше, и вы выйдете за временные рамки морального взгляда. Теперь сообщение отличается: «Вы кажетесь мне странным» или «Может быть, я вас знаю?» Незнакомец, вероятно, оглянется, ощущая дискомфорт, раздражение или любопытство. Задержите на нем пристальный взгляд еще дольше, и вам, возможно, придется драться.