solvena
гороскоп

Как получить тайные послания

После первых двух неудачных попыток мы начали получать вразумительные послания, автором которых якобы являлся мой дед, Джозеф Адольф Бур до, умерший в 1949 году. Дед был француз и индеец по происхождению. Он довольно неплохо говорил по-английски, но с некоторыми особенностями. Доска повторяла его манеру речи, и подбор слов в целом соответствовал его характерной манере разговора на английском языке.

Как получить тайные послания

Мы также получали сообщения, авторами которых были якобы и другие умершие личности, незнакомые нам обоим. Мы проверяли даты рождения и смерти, которые назывались в сообщениях. Как правило, они соответствовали действительности. Рассказанные истории жизни также бьии похожи на правду.

После двух или трех подобных сеансов мы вновь оказались завалены бессмыслицей. Посередине ничего не значащих слов нам встретилась лишь фраза: «восточные дороги», тем не менее мы все же записали ее. Эти слова на самом деле были важными, только тогда мы еще этого не знали. Это одна из причин, по которой необходимо делать записи. Иногда на первый взгляд бессмысленная фраза может обрести смысл позже, как произошло с этой.

Наш следующий эксперимент с доской Оуйя положил начало поистине необычным событиям. Он начался с не относящегося к делу тайного послания от личности, которую я назову Фрэнк Визерс, хотя это не то имя, которое называла нам доска. Фрэнк

Наши эксперименты с доской Оуйя начались с бессмыслицы

Визерс рассказал нам, что он в течение тридцати лет преподавал английский язык в Эл-мире, штат Нью-Йорк, и также сообщил другую информацию о своей биографии и семье.

На следующий день я спросила у пожилой женщины, которая была родом из Элмиры, знала ли она когда-нибудь человека с тем именем, которое назвала нам доска. Я не объяснила ей, почему задаю вопрос. Она уверенно ответила, что знала такого человека, но он выпал у нее из вида. Она знала лишь, что он умер в начале 1940-х годов. Фрэнк Визерс сказал, что умер в 1942 году, о чем эта женщина, разумеется, знать не могла.

По ряду причин мы не подвергали подробной проверке весь ранний материал, полученный нами от Фрэнка Визерса, хотя чувствовалось, что в нем имеется некое несоответствие в датах. Нам было сложно представить себе, что эта информация является правдивой в буквальном смысле слова. Конечно, наша общая небрежность объясняется еще и нехваткой времени (мы оба работали) и некой неловкостью, испытываемой нами при мысли о проверке государственных архивов. Тогда мы еще не думали, что будем продолжать сеансы с доской Оуйя и со временем они станут для нас чем-то большим, чем просто эксперименты. В тот момент мы просто были довольны тем, что смогли сами повторить опыты, о которых читали.

Как оказалось, с Фрэнком Визерсом мы установили связь тайного послания не надолго, всего на три сеанса. Следующий сеанс начался тоже с Фрэнка Визерса, но затем его сменила личность Сета. С его появлением значительно возросло качество сообщений доски. Мы сразу поняли, что имеем дело с неординарной личностью, обладающей огромным интеллектом и развитым чувством юмора; личностью, всегда проявляющей необычайное психологическое понимание и обладающей знаниями, которые, как мы видели, выходят за пределы способностей нашего сознания.

С этого сеанса доска начала передавать абзац за абзацем. Сет начал с того, что стал утверждать, что реинкарнация - это не просто возможность, а факт человеческого бытия. Он начал перечислять предыдущие реинкарнации Роберта и мои, приводя имена, даты, семейные связи и другие детали.

Мы с Робертом были знакомы с теорией реинкарнации, но не принимали ее всерьез из-за недостатков, которые мы считали непреодолимыми. Мне реинкарнация казалась чем-то оккультным. Сет опроверг все мои сомнения с помощью безупречной логики и позднее предложил ряд экспериментов, с помощью которых можно было подтвердить эту теорию.

Кто управлял указателем? Я? Роберт? Мы начали проверять друг друга. Я без предупреждения убирала руку с указателя. Он останавливался. Потом то же самое делал Роб. Указатель также останавливался. Обычно доска отказывалась работать для кого-то одного из нас. Казалось, что ей необходимы именно мы оба, но при этом никто из нас не двигал указатель.