гороскоп

Народный праздник 12 апреля

Как правило, необыкновенно шумным, суетливым и хлопотным выдавался этот день, потому что никому не давали покоя колобродившие во дворах и избах Домовые. И вовсе не из вредности или злобы, а оттого, что у них в начале весны якобы старая шкура спадала и от боли они себе места не находили. Хотя некоторые объясняли столь несолидное поведение Домовых иными причинами. Одни говорили, что на Иоанна Лествичника Домовые с ведьмами свадьбы играют, другие утверждали, что они с прочей нечистью дерутся. Какая из предложенных гипотез вернее - судить не беремся, ведь Домовой в славянской мифологии - фигура во всех отношениях загадочная. Он, например, считается куда как добродетельнее прочей нечисти, потому что в свое время отступился от Сатаны, хотя к людям так до конца и не прибился.

Приметы на народный праздник 12 апреля

Говорят, «без Домового ни один дом. не стоит», но на люди он предпочитает не показываться. Может быть, стесняясь того, что уж больно неказист: мал, пузат, да к тому же еще сивой шерстью с головы до пят покрыт. Но люди к своему Хозяину (а так в некоторых губерниях России называли Домового) относились с неизменным уважением. Например, перед тем как войти в хлев, где он любил время проводить, обязательно покашливали из деликатности, давая возможность Домовому спрятаться. А если в спешке все же заставали его за работой, он от смущения мог скотину испортить или устроить в хлеву пожар, не пожалев ни добра хозяйского, ни лошадей, к которым слабость питал, холя их, кормя и лелея. Иногда, если, например, сена не хватало, Домовой от усердия и жалости «к своей скотине» его у соседей подворовывал, не боясь вступить в драку с тамошним Хозяином, которому такой произвол понравиться, конечно, не мог.

Обычно с теми, кто с ним в одной избе находился, жил Домовой в мире и согласии, но иногда, обидевшись на что-то, устраивал настоящий погром: хлопал дверьми, раздувал или тушил огонь в печи, бил посуду, щипался до синяков, волосы путал и в колтун сбивал. А то и вовсе мог навалиться на спящего обидчика и начать его душить. В этот момент люди богобоязненные читали молитвы или «чурались», то есть кричали: «Чур меня!». Но находились смельчаки, которые хватали Домового за руку и спрашивали: «К худу или к добру?». И даже если он молчал, по тому лишь, какой была его рука, определяли, что их в будущем ждет. Холодная голая рука Домового сулила бедность и несчастье, а теплая мохнатая - богатство и благополучие.

Народный праздник 12 апреля. Чтобы усмирить не на шутку расходившегося Домового, над входной дверью втыкали нож, на стенах и по углам рисовали мелом кресты, а двор обмахивали липовой палкой. В крайнем случае служили молебен, окури вали скотину ладаном, кропили святой водой. Но до таких экстремальных ситуаций старались все же не доводить, а жить со своим Домовым в мире и дружбе, всячески подчеркивая свое к нему уважение. Например, греясь на печке, ложились поперек ее, чтобы не потревожить или нечаянно не придавить отдыхающего Домового, который предпочитал растягиваться вдоль печи. Чтобы помириться с ним, следовало положить под застреху нюхательного табаку, до которого, говорят, он большим охотником был, а каждое первое число месяца ставить под печку мисочку с молоком. Не стойло забывать о Хозяине и в праздники оставив для него кусочек пирога или подарочек: разноцветную ленточку платочек, красивый лоскуток.

Домовой всегда считался покровителем семьи, ее символом, гарантом покоя и благополучия, поэтому, переезжая на новое место, сво его Домового никогда не забывали. Для этого собирали в старом доме мусор у порога и рассыпали его в новой избе или брали лапоть и со словами: «Дедушка Домовой, выходи домой. Иди к нам жить,» - тащили его по дороге, аккуратно перенося через новый порог и пряча под печкой. Чтобы задобрить забытого в спешке Хозяина, брали ковригу испеченного в новой избе хлеба и в полночь, повернувшись лицом к востоку, говорили: «Пожалуй, добрый друг, к нам на угощенье». Ковригу оставляли у печки или на столе, и, если утром она была надкусана, значит, Домовой, оставив обиду, все-таки приходил.

Домовые, забытые на старом месте, могли погибнуть от тоски, или, перебравшись без приглашения на новое место, сильно мстили домочадцам за их равнодушие и неблагодарность, долго не забывая нанесенной им обиды. Рассказывают, например, что как-то под Орлом сгорела изба, где целое семейство Домовых обитало. Людей к себе временно соседи пустили, а Домовые, оставшись без жилья, так горестно плакали и стонали, что мужик-погорелец, пожалев их, построил для каждого из них на пепелище маленький шалашик, попросив: «Хозяева, идите пока на спокой, не отбивайтесь от своего двора, а я, как построюсь, тут же приду за вами». Говорят, после этого плач сразу прекратился, а добрый мужик быстро отстроился, потому что Домовые по ночам приходили ему помогать новую избу ладить.